logo


Документы > Забайкалье в документах. Век XIX > 1833. Бишыхан запискэ (Бичихан запискэ)
1833. Бишыхан запискэ (Бичихан запискэ) PDF Печать
Автор: Ниндак Вампилай, Юмдаша Буянтын, Ешидоржо Галсанай, Банзаракца Гениндашын, Цэдэб Гэсэрэй, Ринчин-Чойдор Замбалын, Дугаржаб Линхобын, Дамби-Жалсан Ломбоцэрэнэй, Цыбен Норбын   

Каждый из нас должен знать свое прошлое, интересоваться своими историческими корнями и происхождением своих предков. Сведения о прошлом передавались из поколения в поколение. Но, к сожалению, раньше этому придавали недостаточное внимание.

Прибывший в бурятские края из Казанского университета кандидат Осип Ковалевский1 обладал мягким, обходительным характером, вел задушевные беседы с людьми, интересовался прошлым народа, его родословными. Установились теплые, доверительные отношения между ним и местным населением. Учитывая его пожелания и стремясь создать правдивую историю о прошлом и настоящем местных родов, которая передавалась бы из поколения в поколение, мы составили настоящие небольшие родословные записки.

Пусть хорошие дела наших предков вдохновят нас и будут с нами!

Пусть плохие дела уйдут в прошлое!

Пусть нам сопутствует удача в условиях широкого распространения буддийской религии под покровительством белого царя!

Да благословит вас всех Всевышный!

Глава I. Атаганы

О том, как в далеком прошлом Цахар Барас-батор, родоначальник монголо-бурятского отока (рода) атаганов, вышел из пределов монгольских земель и прибыл в Россию, чтобы принять подданство русского императора и о том, как благополучно жили атаганы, и о других заметных событиях, передаваемых почтенными старцами из уст в уста; ниже пойдет речь.

В 1650 году четверо хотогтинцев и сорок атаганов, всего сорок четыре человека, ушли из Монголии по своей доброй воле, вступали в схватки с разными врагами и недоброжелателями, и неотступно двигаясь вперед, пришли в эти края, и поселились на северной и южной сторонах моря (Байкала). В Монголии они находились в подчинении у Саин-хана (Тушээтэ-хана).

Вожди Цахар Барас-батор и Хангин Цолом-хошучи были братьями. Цахара, поймавшего и подарившего живого барса монгольскому хану, прославляли как барас-батора. Хангин был первым богатырем в войсках и поэтому носил титул Цолом-хошучи.

Хотя братья оказали большие услуги монгольскому хану, тем не менее они были незаслуженно обойдены его почестями и вниманием. С друзьями, сообщниками, числом более сорока человек они тайком ушли.

Вести о добрых, доблестных делах братьев достигли белого царя, и, желая одарить братьев, он выделил им земли на вечное пользование. По высочайшему указу им были выделены и закреплены земли по р. Джида от восточного берега р. Ичетуй до местности Ухаа толгой в Оронгое к западу от р. Селенга.

Однако со временем, говорят, дом Монто Номтайна – сына Цахар Барас-батора случайно сгорел, с ним и этот указ о выделении земель. С этого времени стала ощущаться нехватка земель, поэтому представители рода атаганов разделились и стали жить отдельно в двух местностях. Большинство обосновались по Джиде, до горы Буринхан на севере, в Борья и Хухэд и в местности Эхирид, Билюта и Нанга. А остальные стали кочевать возле Гусиного озера, в Загустайских и Тамчинских степях. Когда они перекочевали из Монголии их было более 40 человек, также немного было и скота. В настоящее время у атаганов имеется в двух местах два дацана, а именно: Джидинский дацан Лхундэб Джидлинг, а другой – Асинский Тубдэн Дарджилинг. Рядом имелись множество сумэ.

По переписи 1823 года прихожан этих двух дацанов насчитывалось: рядовых казаков – 1231 человек, уставных подростков – 1242, всего 2473 души. В это число входят налогоплательщики и 514 лам, обслуживающих казаков и их семей. Кроме них насчитывалось 28 родовых комплект-лам, 24 казачьих комплект-лам, было 7 обер-офицеров.

Во время установления границы один знаменитый лама-перерожденец по имени Лубумба прибыл из Тибета в возрасте 25 лет, он пожелал стать ламой отока. По пожеланию атаганов стал главным ламой-ширетуем в Джидинском дацане, и будучи в этой должности более 50 лет он благославлял народ Ара Халхи и высоко поднял престиж религии Шакьямуни.2 В возрасте 75 лет однажды ночью, говорят, совершил он обряд за успокоение своей души и после этого достиг нирваны (умер). Говорят, он обещал местным духам возвратиться на эту родину однажды в утреннюю прохладную пору. И народ отока ждет его до сих пор. Благодаря уму и просвещенности этот лама-перерожденец определял болезни людей, их душевные переживания, добивался исцеления их от злых духов, выявлял злых демонов своим святым взглядом и превращал их в пепел. Во время сильного дождя и града он оберегал своих учеников-шабинаров. Вот таким большим волшебником был этот лама. Он был главным ламой сартульского, атаганского родов и трех отоков табангутов.

А теперь о прежних сайтах - родовых предводителях. Ими были неоднократно упомянутые выше Цахар Барас-батор и Хангин Цолом-хошучи. Цахар Барас-батора наследовал его сын Номто, ставший главным зайсаном атаганского отока. После его смерти его сын Монто Номтын, ему наследовал сын Эмниг Монтын, потом сын Санжи Эмнигэй, его сын Юмцэрэн Санжын. Всего было, пять поколений зайсанов, утвержденных в этой должности. Затем зайсаном был Дугаржаб – сын Юмцэрэна, затем его сын – Цэрэн Дугаржабай. Младшим братом Цахар Барас-батора являлся Хангин Цолом-хошучи. У последнего был сын Ноенгу, служивший зайсаном отока, ему наследовал его сын Тэхэг Ноенгын. Он встречал на берегу Байкала, в деревне Посольское, чрезвычайного и полномочного посла графа Илирийского Савву Владиславовича Рагузинского. Вместе с ним Тэхэг Ноенгын отправился в район монгольских караулов. Здесь в ставке монгольских амбаней имел встречи с Сэцэн-ваном и другими крупными сановниками и в ходе переговоров на древней монгольской земле была достигнута договоренность об установлении границы.3 были возведены пограничные знаки, организована караульная служба. За преданную службу и оказанные услуги Тэхэг Ноенгын был утвержден зайсаном.

Пограничным правлением и Селенгинским управлением был обнародован официальный указ чрезвычайного посла графа Саввы Владиславовича, согласно которому на Тэхэг Ноенгына была возложена охрана границы. Указ этот хранится в архивах названных управлений.

Сын Тэхэг Ноенгына – Дамба Тэхэгэй был комиссаром пограничных и внутренних дел. Его младший брат лама Лубсан был главным зайсаном атаганского рода, затем стал главным соржо-ламой Джидинского дацана. После смерти Тэхэг Ноенгына зайсаном атаганского отока стал Дамба. Об этом свидетельствует документ, полученный из Селенгинской воеводческой канцелярии. Сын Дамбы – Ринчин занимал должность пятидесятника атаганского полка. Его младший брат лама Содбо Дамбын служил шанзодбой в Джидинском дацане. Сын Ринчина – Вампил Ринчинэй был выведен из казачьего сословия по ходатайству сайтов старших родоначальников и был утвержден зайсаном своего атаганского рода.

После этого в 1807 году сайты-родоначальники 18 отоков и старейшины, собравшись у Селенгинского комиссара, решили избрать главного тайшу всех отоков. На всеобщих выборах по рекомендации Иркутского губернского правительства был избран тайшей Вампил Ринчинэй. За честную и безупречную службу царю тайша Риичинэй был отмечен серебряным кортиком и чином советника 12 ранга. Старший сын Вампила Ринчинэй – Лундэг Вампилын был избран зайсаном своего отока, за хорошую службу был награжден медалью на алой ленте.

Второй сын – Ниндак Вампилын на всеобщих выборах был избран помощником тайши 18 отоков и утвержден в этой должности в 1816 году Иркутским губернским правительством. За добросовестное исполнение своих обязанностей он был отмечен серебряным кортиком, серебряной медалью на алой ленте и чином советника 14 ранга.

Третий сын – комплект-лама Шагдаржаб Вампилын был утвержден в должности соржо-ламы в Джидинском дацане. За безупречную службу , был отмечен серебряной медалью на алой ленте. Внук тайши Ринчинэй - Хандажаб Ниндагай в настоящее время обучается тибетской, монгольской и русской грамоте и пользуется уважением в отоке атаганов.

Теперь о родословной четырех хотогинцев (хотогойтов – ?), прибывших из Монголии вместе с отоком атаганов.4

Первым был человек по имени Цаландай-батор, говорят, он был метким стрелком. Его сына звали Эндуй. Сын Эндуя – Нухэй, сын Нухэя – Милзай, сын Милзая – Норбо. У него был ясный и сметливый ум. Его здравомыслие и хорошее поведение стали известны в роду и начальству. По желанию народа он был утвержден в должности зайсана. За оказанные услуги властям он был награжден серебряной медалью.

Сын Норбо Милзаина – Гомбожаб был зайсаном своего отока. Его сын – Цэрэнжаб Гомбожабай в 1808 году был утвержден главой отока Иркутским губернским правительством. За хорошую службу он был награжден серебряным кортиком и двумя серебряными медалями. Его сын Юндэнжаб был зайсаном отока, а сейчас стал заседателем штабного управления 18 отоков. Его сын Зана-Шири обучается грамоте.

Глава 2. Ашабагаты

Ниже пойдет речь о предках ашабагатского отока из монголо-бурятского племени (омога). Они были подданными монгольского Сайн-хана (Тушээтэ-хана), находившегося в зависимости от цинского богдо Амгалан-хана, и жили в местности Алтай и Хангай.

В результате притеснений и войны Бошогто-хана, в год свиньи, в середине зимы, т. е. в 1683 году они отправились в поход против Бошогто-хана и разгромили два его отряда. Когда враг обратился в бегство, они стали преследовать его, но из-за усталости коней и нехватки продуктов повернули обратно.

Затем в год мыши, т. е. в 1684 году летом на всенародном обсуждении было решено перекочевать на север в российские земли, где правит могущественный белый царь, очень справедливый и проявляющий внимание и заботу о своих подданных.

Помолившись Всевышнему, взяв с собой необходимое имущество, одежду и продукты, однажды ночью, оставив жилища и скот, они тайком отправились на север. В пути они встретились с войсками посланных вдогонку и оказались прижатыми к непреодолимой скале. Оставив лошадей они продолжили путь пешком. Говорят, старший в роду беглецов по имени Молоху, оказавшись в безвыходном положении, оставил ребенка на камне, сунув в рот соску. Цаландай Молохуин вместе с женой поочереди несли одного мальчика, остальные спутники посоветовавшись решили, что пока мальчик с ними, все можем погибнуть. Они отобрали мальчика и бросили в озеро. Беглецы сумели оторваться от погони и благополучно достигли окраин земель живущего здесь народа.

Продолжая путь, они прибыли в г. Иркутск, и сообщили о своем желании поселиться в этих местах. В 1686 году они приняли подданство белого царя, и с того времени они поселились на южной стороне Байкала, по левобережью Хилка и правобережью Чикоя. Говорят, некоторые остались жить на западной стороне Байкала. В 1764 году для охраны китайско-монгольской границы был выделен один полк, составленный из ашабагатов. По последней переписи 1823 года, налогоплательщиков насчитывалось 800 человек, казаков отока с уставными подростками – 1418 чел., лам и хувараков – 235 душ, комплект-лам отока – 14, казачьих комплектных лам – 16. Люди зажили счастливой жизнью со своими детьми и потомством. У них имеются два дацана, один на речке Ара Хэрээтэ-Галдан Дарджилинг, а другой на Убэр Хэрээтэ – Тубдэн Дарджилинг.

Глава 3. Сартулы

Далее следует повествование о сартульском отоке из монголо-бурятского племени.

В далекие времена они были подданными Империи Чингисхана, тогда у них было высокое положение, они удостаивались высокого ранга тушемилов, получали высокие награды. Через некоторое время после смерти Чингис-хана, они попали в зависимость от китайского богдо-хана. Однажды глава сартульского отока по имени Хулэгэ вместе с братьями и 7 друзьями из хошуна Сэцэн-хана вышли из Монгольского государства и перешли на территорию России. Они думали, что белый царь великодушен и щедр и земель у него много и будут жить счастливо. Примерно в 1630 году они поселились по долинам р. Джида, впадающей в р. Селенга, по р. Унга, впадающей в Джиду. Наследуя Хулэгэ, его сын Олта был выбран на должность шуленги.

Примерно в 1720 или 1722 г. при установлении границы чрезвычайным посланником графом Саввой Владиславовичем с монгольским Сэцэн-ваном и амбанями сын Олта Дулхэцэ, отправленный из Кяхты на западную сторону по распоряжению графа с начальником Клочихиным, обследовал территорию до хребта Шиблейн, до владения тункинского тайши. В пути, находясь высоко в горах, они увидели стадо диких кабанов, а лошадь Клочихина устремилась меж скал, Дулхэцэ схватил Клочихина за пояс, не дал ему упасть с лошади. За этот благородный поступок Дулхэцэ был щедро поощрен. В 1729 году он был утвержден в должности тайши, получил благодарственную грамоту от императора Петра, он и его потомки были освобождены от налогов. Ему было определено правительством постоянное ежегодное жалование в 20 рубл.

Наследуя ему, его сыновья Аюша и Дэлгэр были утверждены в должности тайши с жалованием. Сыновья Дэлгэра – Юмсэн и Галсан также утверждались тайшами. Тем временем были упразднены должности тайшей. Вместо них появились выборные шуленги. К тому времени бывший тайша Галсан состарился. Его племянник Гениндаша Будажабын в 1808 году по указу Иркутского губернского правления был утвержден шуленгой. Сейчас его сын Банзаракца Гэниндашин утвержден в должности шуленги. Сыновья бывшего тайши Юмсэна не были избраны ноенами-сайтами, тем не менее они были освобождены от податей. Младший брат Олта – Дайчин был утвержден в должности шуленги. Его сын Цогтохои, участвуя в установлении границы, отправился из Кяхты в западном направлении, по пути ради шутки, говорят, сбил на лету ястреба. Во время установления границы, будучи проводником, за оказанную бескорыстную помощь, был удостоен звания почетного шуленги. Он был метким стрелком и охотником. Он мог много дней обходиться без воды и пищи. Уходя на охоту на 7 или 10 дней, он, соответственно количеству дней, выпивал 7 или 10 чашек топленого масла за раз и этим обходился.

До настоящего времени три поколения шуленг были утверждены из его рода. Сейчас эту преемственность продолжает Банзаракца Гэниндашин. Прибывшие, которых Хулэгэ и Олта уговорили пойти вместе с ними задолго до установления границы, были из разных отоков числом» почти 50 человек. Их число сейчас значительно увеличилось. По переписи 1823 г. в сартульском отоке насчитывалось: налогоплательщиков – 748, казаков и уставных подростков – 951, всего 1699 человек. Кроме того, имелось 259 официально зарегистрированных лам и хувараков, обслуживающих казаков.

На речке Нарата был основан дацан и там устраивались молебствия. Были два дацана – Галдан Чойжонлинг и Дамба Брайбуилинг, а также семь малых сумэ. Повествование это основано на записях тайши Дулхэцэина.

Глава 4. 1-е табангуты

В далекие времена давние предки 1-го табангутского отока монголо-бурят вышли из Монголии и приняли подданство русского царя. Пришли они тайком в 1722 году. С этого времени выросли шесть поколений. Все это передавалось из поколения в поколение. В Монголии они были в подчинении у Сэцэн-хана. Зимовали они в долинах Онона и Керулена, а летом жили около Цозера Биндарья. Их называли тремя табангутами. Жили они в благополучии. Когда умер от старости Сэцэн-хан, управление перешло к его жене ханше Ногон-Дари. Главный ханский сановник Дэлэг-гун стал управлять ханским хошуном.

В это время у трех родов табангутов были свой предводители —сайты: Бадан Дархан, Эдир Бодонгон, Шитэй Хурамши. Они терпели всякие притеснения на своих землях, у них отнимали имущество и скот, стало невозможно спокойно жить. В течение трех лет, начиная с 1717 года, с года собаки они совещались и, наконец, мудрый учитель, изучив священную книгу, определил благоприятный день для ухода: 27 числа среднего месяца, осенью года мыши, т. е. 1719 г. Пожелали исполнения желаний, чтоб не было на пути преград к желанным, землям. В течение этих трех лет они берегли своих лучших лошадей, приводили в порядок походное снаряжение. В назначенный учителем день, т.е. 27 числа среднего осеннего месяца года мыши они ушли из родных мест. Оставив свой скот, жилища и взяв с собой самое необходимое, они вышли к Джидинским степям через верховья Чикоя. Маленькие дети были посажены на лошадей, другие ехали на яках и верблюдах. Из взятых с собой вещей и продуктов многое было потеряно, сильно страдали маленькие дети, прежде всего от жажды. Измученные Люди оставляли в пути детей. В пути подобрали оставленного 8-летнего мальчика, тот мальчик достиг возраста 88 лет. Это следует отметить. Зная, что будет погоня, главный наставник посоветовал найти способ обмануть погоню. Он сказал, чтобы одежду надели задом наперед и седла тоже. Увидев такое, один из преследователей сказал: «Наши беглецы-недруги возвращаются, они 'едут в нашу сторону, давайте отдохнем». Таким образом они обманули преследователей. Тем временем три табангута далеко ушли от погони. С ними был проводник, знающий местность. Но заблудившись и поднявшись на году, они решили расправиться с проводником, подозревая его в обмане. Проводник Ахилай заявил: «Не надо этого здесь делать, и что на той стороне горы на дереве висит голова изюбра, убитого им. И нужно проверить там ли она, и если нет, то поступайте как знаете». Поверив его словам, они огромными усилиями продолжили свой путь, проложили себе путь через чащобу на вершину горы, пришлось им тащить за собой лежащих на коленях верблюдов. Такой высокой оказалась вершина горы. Они действительно нашли эту голову и оставили в живых Ахилая. И сейчас этот перевал называется Ахилаевым. В трудных поисках, потравив много времени, они нашли подходящие места. Прошло 5—6 лет жизни на понравившихся им землях, пока на них обратил внимание белый царь.

В 1728 году по указанию чрезвычайного посланника графа Саввы Владиславовича Рагузинского они стали кочевать к северу от границы на северной стороне Джиды по рекам Ичетуй и Сагаатай. Ичетуйцы имеют свой дацан – Дичин Рабжайлинг, рядом с ним имеются шесть малых сумэ.

По переписи 1823 г. в этом отоке налогоплательщиков было 245, казаков и уставных подростков 290, всего 535 душ. Среди них лам-хувараков насчитывалось 115 чел. Еще 14 лам отока и 6 казачьих комплект-лам.

Тогдашний глава – сайт Дамба получил звание есаула от Селенгинской воеводческой канцелярии. Его сын Дамба Аюшин получил должность шуленги. Его сын Мунхэ стал зайсаном. Галсан Мунхын был утвержден главным тайшей своего отока и по новому уложению в 1808 году был утвержден главным шуленгой Иркутским губернским правительством. Его сын Еши-Доржо Галсанай в 1817 году стал шуленгой. Все это скопировано из записей далекого предка главы рода Бадан Дархана.

Глава 5. 2-е табангуты

Далекие предки табангутов второго отока монголо-бурят были подданными монгольского хана. Говорят, потом они тайком ушли с родных мест и приняли подданство белого царя России. Со времени прихода в 1722 г. уже шестое поколение представителей этого отока живет на российских землях. Все эти предания передавались из уст в уста стариками. На монгольской земле они находились в подчинении у Сэцэн-хана, там они жили на реках Онон и Керулен. Та местность называлась землей трех табангутов. Три отока табангутов обитали в местностях Шазгайта и Зуухата. Вышеназванные три отока табангутов имели своих грех родоначальников-сайтов. В течение трех лет они обсуждали планы ухода и все держали в тайне. Затем выбрали удачный день 8-го числа новолунья и ушли из тех мест. Оставили почти все движимое и недвижимое имущество, взяв с собой самое необходимое, прежде всего продукты. Посадив детей на верблюдов, они шли без остановок днем и ночью. В густых непроходимых чащах малые дети терялись и подбирали их идущие сзади сородичи. Некоторые из детей получали увечья и, повзрослев, становились калеками. Когда они ушли из тех земель тайком один из них понял, что началась погоня и сказал: «Надо найти способ остановить погоню, поэтому переодевайтесь задом наперед, и чтобы погоня отдохнула нужно оставлять жареное мясо». И проводник из погони сказал: «Наши враги-недруги возвращаются, давайте отдохнем». Так была обманута погоня. Тем временем три табангута далеко ушли от погони и преследователи вынуждены были повернуть обратно.

Среди беглецов был проводник по имени Ахилай, знающий местность. Подумав, что он показывает неправильно дорогу, решили убить его. Тогда Ахилай заявил: «Вам не нужно убивать меня, за этим перевалом на дереве висит убитая мною голова оленя с рогами. Пойдемте и найдем ее, а если не найдем, поступайте как хотите». Поднимаясь, они прорубали себе дорогу, заставляя следом ползти верблюдов. Сказанное Ахилаем оказалось правдой и он остался жив. Этот перевал сейчас называется перевалом Ахилая.

Таким образом они достигли земли российского императора. В течение 5—6 лет они искали подходящие земли для постоянного проживания.

По воле императора в 1728 году чрезвычайный посланник граф Савва Владиславович Рагузинский указал земли к северу от границы. Родоначальник 2-го табангутского отока сайт Шитэй Хурамша по своему усмотрению выбрал места по реке Селенга и возле Ара Кяхты, где имелись плодородные земли и дороги на все стороны. Родоначальник 1-го табангутского отока сайт Бадан Дархан выбрал местность Ичетуй и Сагаатай. Родоначальник 3-го табангутского отока сайт Эдир Бодонгон выбрал хорошие пастбища по рекам Чикой и Селенга, в местностях Хангидай и Зоохэй. Таким образом, эти два отока оказались и соседями одновременно. На следующий год был основан Болдоморский дацан Дамчай Рабжайлинг. Во втором табангутском отоке комплектных лам, хувараков, казаков и налогоплательщиков все го было 254 душ. В 1798 г. насчитывалось 500 душ. Родоначальник Читэ Урлэгын в то время был утвержден шуленгой правлением Селенгинского дистрикта. Его сын Даян Монголой также удостоился звания шуленги из Селенгинской воеводческой канцелярии. Третий Бодонцо Даян Монгол был утвержден в должности зайсана управлением пограничных дел. Старший брат Бодонцо – Мохуу Даян Монгол был шуленгой. Старший брат Бодонцо – лама Лубсан Монголой несколько лет был ширээтэ-ламой Болдоморского дацана. Линху Бодонцын был утвержден шуленгой указом Иркутского губернского правительства. Младший брат Линху – Сультим Бодонцын был да-ламой. Из пятого поколения Линху – Дугаржаб был утвержден шуленгой. Младший сын Дугаржаба – Рабдан Линхугэй был комплектным да-ламой и получил это назначение от главного бандида-ламы.

Глава 6. 3-е табангуты

Монголо-бурятский 3-й оток табангутов. Его древняя история передаваемая стариками из уст в уста такова. В древние времена они были подданными Сэцэн-хана. Они были отданы в виде приданного принцессы, вышедшей замуж за сына Тушээтэ-хана Эрхэ хунтайши. Отношение тайши-ноена Дэлэг-гуна к своим под данным было очень жестоким. Он отбирал имущество у подданных, в том числе и женские украшения. Будучи отданными в качестве приданого; они испытывали лишения и страдания. И решив перейти в подданство белого царя, в 1717 г., в год собаки, они устроили тайный совет на Ононе и Керулене и в течение трех лет готовились к уходу, стали готовить оружие и имущество. В последние три месяца они отбирали лучших лошадей и выбрав хороший день осенью 1720 года ночью, оставив жилища скот и имущество, немощных и больных, взяв с собой самое не обходимое, усадив своих малых детей на верблюдов и яков, спешно ушли тайком. Через несколько дней проводник-мэргэн, который был среди них, сказал: «За нами идет погоня, они убьют нас». Будем биться насмерть – струсившего убьем сами, и на этом они поклялись. Этот мэргэн, поднявшись на вершину одной горы, исполнил молитвы и потребовал одеть все одежды задом папе ред. Подумав, что беглецы, не сумев преодолеть реки и скалы Онона и Керулена, возвращаются обратно, преследователи решили переночевать. А беглецы тем временем ушли далеко вперед. В верховьях реки Чикоя они оказались в лесу, высоко в горах, и заблудившись, они решили убить проводника Ахилая, решив, что тот ведет по неверной дороге. Тогда Ахилай произнес: «Давно будучи на охоте на другой стороне горы, я оставил голову убитого изюбра с рогами на пне, и если мы не найдем ее, поступайте как знаете». Затем Ахилай с несколькими спутниками пошли проверять указанное место и нашли там голову изюбря. Оставив некоторое количество скота и имущества в, этом месте, а остальное погрузив на верблюдов, говорят, они благополучно спустились к верховьям Чикоя. Это случилось в 1722 году. Они затем перешли в подданство Российской империи и образовали три отока табангутов.

Один из родоначальников табангутов Эдир Бодонгон с 70 душами поселился на излучине Селенги и Чикоя. Бадан Дархан поселился по рекам Ичетуй и Сагаатай. Шитэй Хурамши в местности Ара Кяхта по реке Селенга. Поскольку они оказались по соседству со вторым табангутским родом, они стали посещать Болдоморский дацан Дамчай Рабжайлинг.

В то время третий табангутский род насчитывал более 70 душ. По переписи 1823 года подданных (налогоплательщиков) было 455 человек, пограничных казаков и уставных подростков 433, всего 888 душ. Среди них насчитывалось 353 лам. Кроме того, имелись 7 комплект-лам отока и 14 казачьих комплект-лам.

Родоначальник третьего табангутского рода Эдир Бодонгон стал главным зайсаном. Сын Бодонгона Убаши также был зайсаном. Сын Убаши Цэдэн-Дамба был выбран главным тайшей табангутского отока. Затем их родственник Ханжилай Булжамарай был избран на должность тайши. Затем племянник тайши Цэдэн-Дамбы Юс Ашахай был главным тайшей. После него в 1808 году во время нового выбора Норбо Аюшин был утвержден главным шуленгой отока. Затем его сын Цэван Норбыи был утвержден в должности главного шуленги.

Глава 7. Узоны

Родоначальники монголо-бурятского отока узонов Эрдэни дарга Магирын и Арья-багша в далекие времена жили в Монголии, в хошуне Пандай-Ахай засака. Они были в подчинении Тушээтэ-хана. У себя на родине они подвергались различным притеснениям и в 1660 году перекочевали в Россию. В пути Арьябагша был пойман и передан в руки Пандай засака. За свой побег он был жестоко наказан. Во время вынесения приговора Арья-багшу спросили: «Ты убегавший к чужому хану, какое наказание предпочитаешь?». Тот ответил: «Хочу пройти испытание огнем». По желанию властей привезли несколько возов дров и сложили костер, затем связав Арья-багшу положили на костер. Продержали его долго над костром. Жена Пандай-Ахая, решив, что он мертв, приказала прекратить пытку. Арья-багшу, умирающего, еле живого, нашел один мэргэн-лама. Он начал лечить его различными травами, лекарствами, мазями и наконец выходил его. По прошествии нескольких лет умер Пандай-Ахай. По этому поводу заставили тамошних аратов оплакивать его несколько дней. Заставили Арья-багшу прийти на похороны засака. Он притворился убитым горем, и во время похоронной процессии вспомнив свои обиды подумал: «Я дождался твоей смерти» – и бросил горсть земли ему в лицо. И, следуя своему давнему желанию, он подался в Россию. В то время русская духовная миссия, посланная в Пекин, возвращалась обратно. Среди членов миссии был казак Семен Грачев, который за определенную плату решился взять его с собой. Он посадил Арья-багшу в пустую бочку и, говорят, так привез его в Россию. Голова и тело Арьябагши были сильно обожжены. Арья-багша и прибывшие за ним узоны были представлены представителям русских властей, которые оформили принятие ими подданства русского царя.

Род узонов поселился в местности Нанки по Селенге. Они также посещали знаменитый Хулэн-норский (Гусиноозерский) дацан Галдан Даржайлинг. Рядом с этим дацаном имелись 17 малых сумэ.

По переписи 1823 года в этом отоке было 68 душ, потомственных казаков и уставных подростков 26, всего 94. Кроме того, имелись один комплект-лама и 11 хувараков. У родоначальника Арья-багши был сын Бальжи. Сын Бальжи Аюша в 1808 г. был избран и утвержден главным шуленгой отока. Эрдэни-дарга Мангирын был известен как Эрдэни-дарга. Сын его Санжажаб, его сын Тангад, сын Тангада Гэсэр, сын Гэсэра Цэдэб. Цэдэб в 1828 году был избран и утвержден Иркутским губернским правлением заседателем Степной думы. Позже он был избран главным зайсаном отока. В этой должности он был утвержден в 1830-г.

Глава 8. Сонголы

Предки сонгольского отока происходят из монгольского хошуна Хулэ Сара. Сын Сахулага Зая и сын Онболоя Заяхан вдвоем в 1694 году тайком ушли, чтобы принять подданство русского царя. Старший сын Зая Даржа был хамба-ламой, второго сына звали Хэтэрхэй. Старший сын Хэтэрхэя – депутат, баньда-хамба-лама Содномпил. Вторым сыном был зайсан Дэлэг. Старший сын Дэлэга сейчас ширетуй-лама Дампил, второй – зайсан Гунжид, третий – соржо-лама Гунчин. Сын Зая – хамба-лама Даржа отправился в Тибет из пограничного города Кяхта через столицу китайского богдо-хана – Пекин. В течение месяца добирался до

Пекина. Оттуда около трех месяцев он шел по Китаю, пока не достиг провинции Амдо. Жители Амдо не являлись данниками китайского императора, но тем не менее были от пего зависимы. Насчитывалось много отоков, у них было мало скота, и многие отоки питались мучными изделиями. В каждом отоке было свое управление. Они были глубоко верующими людьми и имели множество хитов и сумэ. Большие хиты, дацаны и сумэ сооружались из кирпича. Жилища людей сооружены были из глины.

Если идти в западном направлении от Амдо в течение трех месяцев по безлюдной местности можно достичь окраин Тибета. Оттуда на расстоянии 10 дней пути находится резиденция Далай-ламы-Жуу (Лхаса). Это родина святого Шакьямуии, оттуда распространилось его учение. Там находится его статуя из бронзы, покрытая золотом. Его сидячая фигура равна росту стоящего взрослого человека. Остальные бурханы равны по высоте сидячим людям. В Жуу есть трехэтажный сумэ, а вверху находятся 4 асуры. Всего в этом городе больших и малых сумэ насчитывается более 300. На расстоянии полверсты от Жу-сумэ на невысокой горе находится большой дворец Потала, постоянная резиденция Далай-ламы. Внутри дворца 999 комнат. Храмы н жилища людей построены из камня. Дерево, кирпич, глина мало используются для строительства.

Тибет состоит из двух областей: Уй и Цзан. Население Уя почитает Далай-ламу, а население Цзана почитает богдо Банчен-ламу.

Самый почитаемый и большой из хитов и дацанов Тибетского государства Галдан Брайбун. В том дацане 7000 лам. Внутри имеются 7 дацанов. Верующие совершают молебствия в главном дацане, после чего разделившись по аймакам, совершают молебствия в своих аймачных дацанах. Следующим по значимости считается Галдан-хит. При нем 3500 лам. При Галдан-хите имеются три дацана. Ламы этих трех дацанов собираясь вместе каждый день проводят молебствия-хуралы. Есть дацан Санпу, построенный раньше этих дацанов, при нем 2500 лам. Рядом с Санпу три малых дацана. Эти четыре дацана являются самыми большими дацанами в местности Уй. Ламы этих четырех дацанов, а также ламы близлежащих дацанов каждый год в начале осеннего месяца проводят 27 дней в молебствиях в храме Шакьямуии в Жуу. Однажды, говорят, собралось до 180000 лам. В другие годы, говорят, собиралось до 140000, 150000, 160000 лам. Прибывшие на эти ежегодные хуралы находятся на содержании казны Далай-ламы. Каждый лама получает в день по 20 медных монет. За 21 день (молебствий), каждый получает до 700 монет. В остальные дни верующие жертвуют по 50, 40, 30, 20, 70 монет, Даже младшие хувараки жертвуют не менее 2 с половиной монет. Некоторые жертвуют по 1 пуду муки.

Внутри большого хита сеть дацан, внутри его хамцин, внутри хамцина мицин. Хит, дацан, хамцин, мицин обслуживаются подданными хана, хорошими землевладельцами, которые выращивают урожай в поле и снабжают ежемесячно продуктами лам и хувараков. Те ламы и хувараки не отрываются от занятий, постоянно заняты учебой.

В давние времена Далай-лама был ханом Тибета, нынешний лама является перерожденцем Бодхисатвы. Население Цзана, говорит на одном языке. На западе от государства Жуу находится Цзанба. Па расстоянии 10-тндневпого пути находится хит Богдо Банчена Даша Лхунбум. Там служат 3000 лам. Внутри хита имеются три дацана. Говорили, что главный лама Тибета Богдо Банчен обладает большим авторитетом, чем Далай-лама.

Примерно в 1768 г. Тибет попал в зависимость от китайского императора и с тех пор прошло не более 55 лет. Обстоятельства, приведшие Тибет к потере независимости таковы: в результате Вторжения войск джунгарского олета Цэрэн-Дондоба в Тибет был убит тибетский хан. А трон правителя государства занял сам джунгарский полководец. Однако китайский император направил свои войска в Тибет. Узнав об этом, олетский Цэрэн-Дондоб возвратился па родину. После этого войска китайского императора вступили в Тибет, и тибетцы были вынуждены признать власть Китая. Для управления были назначены тушемилы-чиновники из местного населения. Главный ноен-тушемил получил указ с печатью от императора. С тех пор жители Тибета находятся в зависимости от Китая. Однако, говорят, тибетцы живут согласно своим традициям, проповедуя свою религию, готовя своих лам. Говорят, богдо Банчен и Далай-лама проявляют уважительное и бережное отношение к прошлым традициям, нынешнему положению, читают молитвы во здравие народа и благословляют его благополучие. Прибывшие в Тибет ламы и хувараки постоянно заняты учебой в хитах и дацанах, утром и вечером собираются па молебствия.

В упомянутом выше 1696 году ушел из Монголии в Россию находившийся в подчинении у Вачирай Бату Тушээтэ-хана зайсан Ухин Хонтогорын с двумя сыновьями Шара Далай и Шижихай Эрхэ, поняв, что не будет удачи на родной земле, и подговорив около 150 недовольных людей. За чистосердечный поступок и проявленное усердие зайсан был награжден 20 рублями. По предложению Его Величества ему были выделены кочевья в долинах Ехэ Нуга, Ея и в двух Харлунах. Кроме этих (прибывших) у Ухина были еще двое сыновей: Цаган и Унаши.

Сын Цагана – тайша Буни, сын Буни – тайша Цэдэб. Сын Унаши – командир Эрхэ, сын Эрхи – командир Цогто. Намтай Сарай сейчас атаман, имеет чин чиновника 9-й степени, командир полка из 600 сонголов. Его сыновья – сотники Ванбудуб, Бадма, Радна, пятидесятник Цэбдэн. Сыновья Галсана – шуленга Бунту, зайсан Юм Даша. Сын Бунту – шуленга Хэшэгтэ.

Среди прибывших из аймака хошуна Хулэ Шира вместе с зайсаном Ухином 150 человек были люди разного происхождения, а именно: сонгольского рода шуленга Тэмдэг-батор. урянхайского рода зайсан Банбуй Омохон, сонгольского рода шуленга батор Сахури Баастын, хорчинского рода Балтараг Худхуйн, сонгольского рода Тэмдэг-батора сын зайсан Заргаши.

Сын Заргаши – сотник Зоидог, зайсан Галдан, пятидесятник Галдан. Сын Галдана – зайсан Санжа-Цэрэн. Сын его – зайсан Магнай. Сын Магная – зайсан Буда. Сыновья Буды: Умжид, Лубсан, Хаймчиг, Жамбал, Доржи, У шуленги батора Сахури Баастына из рода омогод были два сына Сахулуг и Юрмандай. Сын Сахулуга – шуленга Мудхан. Сын Мудхана – шуленга Цэдэн, сын Цэдэна шуленга, есаул Эрдэни. Сыновья его: зайсан Намтай Сарай и зайсан Сундэб. Сын Намтай Сарая – лама Ринчин-Доржо. Сыновья Сундэба: Цэрэн-Дондоб, Рабдан-Доржо. Урянхайского рода зайсан Баярта, его сын зайсан Жамбу-Доржо. Его сыновья – гэбгы Лубсан-Цэрэн и зайсан Цэрэн-Дондоб. Сын Цэрэн-Дондоба – Дэлгэр-Доржо.

Хорчинского рода шуленга Балтагар. Его сын Гэндэн, его сын шуленга Дугар. Сыновья Дутара: засак Банба, зайсан Дансаран, зайсан Бату, сын Бату – Цэбэг, сын Цэбэга – Гонсорун Табхай. Пришедший вместе с зайсаном шуленга Даваа, его сын зайсан Бадматар, сын Бадматара – зайсан Дугар (из рода юншоба). Эти роды составили сонгольские отоки. Они выделили один полк казаков для охраны границы. Число отставных казаков и подростков – 1630. Налогоплательщиков отока по последней переписи насчитывалось 1054, всего 2684 душ. Среди них 681 лам и хувараков. Кроме того, имелось 19 комплектных лам отока, у казаков комплект-лам – 41. Они обитают по долинам рек Хилок, Чикой. Посещают Чикойский дацан Балдан Брайбунлинг, рядом с ним имеется множество сумэ.

Глава 9. Хатагины

Прошло почти 190 лет как оток хатагинов поселился в данной местности. Ранее они находились в подданстве у Сайн-хана в Монголии. Однажды в смутные времена, в годы волнений Сайн-хана и походов Бошогто-хана, опасаясь военных столкновений, братья Тулугэн Цорхоной и Баасамжа Цорхоной с сыновьями Духан, Цорги, Андари ушли на земли белого царя, прослышав, что там царит спокойствие, что там много земли, золота и серебра. Они двинулись в западном направлении, по Тункинской земле и вышли к северному берегу Байкала. Здесь они осели с разрешения властей.

Прожив некоторое время на западной стороне Байкала, род потерял главу рода Тулугэна Цорхоной. С тех пор прошло 110 лет.

У Сайн-хана были жестокие законы и суровое правление, а на земле белого царя – мир и спокойствие. Прослышав об этом, Ахалдай и Буда, взяв с собой с десяток своих родственников, отправились в западном направлении. За ними началась погоня. Ахалдай был пойман преследователями. Буда слыл батором, он пошел за ними следом, убил двух охотников и освободил Ахалдая. Затем вместе с ним перешли границу и прибыли в местность Тамча. Они были приняты в подданство русского царя и зачислены в Подгородный род.

Тем временем жившие на северной стороне Байкала Баасамжа и Духан, узнав, что их братья тайком перешли границу, перекочевали па южную сторону Байкала и встретились с братьями Будой и Ахалдаем. Все они поселились на р. Темник, войдя в атагановский род.

Сын Цоосгина Сэцэн стал зайсаном и несколько лет находился в ведении отока атаганов. Однако вскоре зайсаны Сэцэн Цоостин и Зэбэ Аюшин, собрав своих родственников, объявил об образовании отдельного рода хатагинов. Затем Сэцэн Цоосгин принял православие и новое имя Тимофея Миронова, затем стал главным тайшей, возглавив свой оток, который стал называться отоком хатагинов.

В 1765 г., в год образования полков отоки хатагинов и узонов удостоились золотых знамен. Внук зайсана Дондог Аюшин в 1781 году был утвержден в должности тайши указом Верхнеудинского провинциального правления. После его смерти старший брат Цэбэг Аюшин в 1789 г. был назначен тайшей Иркутским наместническим правлением. Его сын Цэдэб Цэбэгэй в 1794 году был назначен тайшей. В соответствии с новым уложением в 1808 г. он стал шуленгой отока. Его сын Шираб – Жамсо Цэдэбэй в 1819 г. стал шуленгой. Его внук Гэдэн Лундэбэй в 1823г. получил должность шуленги от Иркутского губернского правительства. Сын теперешнего главы этого отока Дагана Зэбэс является зайсаном. Его старший сын Аюша в 1765г. получил должность зайсана от пограничного управления. Среднего сына звали Абата Догши. Младший сын Дондог в 1775 г. получил должность зайсана от управления пограничных дел. Когда он стал тайшей, его двоюродный брат Заянай Гэндэны в 1791 г. был утвержден зайсаном Иркутским наместническим правлением.

Сын Баасамжа Сорхоной – Балгун, его сын – лама Гэндэн Балгунай. После него Абата Балгунай в 1776 г. получил должность зайсана от управления пограничных дел. Его сын Чоймпол Абатын в 1764 г. был назначен исполняющим обязанностей зайсана капитан-исправником Бухишвиным из Верхнеудинского земского суда.

В 1800 г. Молон Балгунай был избран и утвержден зайсаном Иркутским губернским правлением. Его сын Ванбу Молоной в 1821 г. продолжил его обязанности зайсана.

Из представителей аймака Ахалдая – бандида-хамба Дэмчэг Жамсын. Его младший брат Данзан-Гаван Еши-Жамсык занимает должность главного бандида-хамба-ламы всех последователей буддийской религии среди бурят. Его младший брат Чойван Еши-Жамсын – главный соржо 1-го Гусиноозерского дацана.

Прибывший тайком из Монголии 130 лет назад, примерно в 1700-х годах, Цагаан Эмэ Шара Ухинэй поселился на р. Темник в хатагинском аймаке. Сын его Жамбу в 1748 г. был утвержден в должности шуленги Селенгинской воеводческой канцелярией. Шэги в 1738 г. по решению Селенгинского комиссара был назначен шуленгой, затем по решению Верхнеудинского земского суда в 1792 г. стал зайсаном, а в 1800 г. по решению Иркутского губернского правительства стал депутатом. Его сын Батацэрэн Шэгин в 1817 г. решением Иркутского губернского правления был утвержден в должности зайсана. По аймакам: в аймаке Сагаан Эмына – 440, душ, в аймаке Ахалдая – 11 душ, в аймаке Баасамжи – 45 душ, в аймаке Духана – 60 душ. По переписи 1823 г. в отоке хатагинов насчитывалось 329 душ, 4 комплект-лам, казаков и уставных подростков – 409, всего 722 душ.

Местом молебствия служил 1-й Гусиноозерский дацан, где пребывает бандида-хамба-лама, глава последователей буддийской религии всех бурят.

Глава 10. Хурлаты. Подгородный род

Потомками богдо Чингис-хана являлись три хана Халха-Монголии. Срединным ханом был Мунхэ Солбиин. Наследовавший ему Хаалгата прославился как Тушээтэ-хан. Когда жена его забеременила он приблизил к себе Олон Улзыто в качестве воспитателя наследника. Олон Улзыто активно участвовал в воспитании наследника хана. В знак благодарности хан высоко поднял его сына Ухина, присвоив ему почетное звание хиа-тайжи. У Ухина были два сына: старшего звали Андахаем, младшего Йльденом.

Приблизительно в 1700 г. по предложению хана на должность правителя хошуна были выдвинуты кандидатуры сыновей Ухин-хана. Большинством голосов был избран на эту должность Ильден. За Андахая было подано мало голосов. Рассердившись Андахай заявил: «Я отправляюсь в страну белого царя, стану его подданным, постараюсь оказать посильную помощь, белый царь способен оценить оказанную услугу по достоинству, там, говорят, не наказывают, в государстве все спокойно. Там люди живут хорошо, относятся друг к другу внимательно. Говорят, коновязи у них из серебра, собаки питаются белой пищей из серебряной посуды, маслом разжигают огонь, их пастухи каждый день едят мясо. Такая, говорят, богатая страна. Я отправляюсь в эту страну и перейду в подданство русского царя». Так сказав, на прощание он добавил: «Если вы будете преследовать меня, то вам придется отвечать перед белым царем». В день, когда собрались на праздник во дворце верховного ламы, он собрал вещи, взяв с собой четырех детей, беременную жену-чахарку, двоюродного брата – ламу, тайком ушел в северном направлении. Они шли днем и ночью, перевалили хребет Гунзанай, перешли р. Джида, где в нее впадает р. Зэлтэр, и вышли в джидинскую степь, к живущим там людям. Через месяц у Андахая родился сын. Добрые люди помогли вновь прибывшим обзавестись жилищем и скотом, и вскоре они зажили хорошо.

В то время атаганский род только формировался и был приписан к нему Андахай. Андахай, взяв старшего сына Амара, отправился в Селенгинскую воеводческую канцелярию и обратился туда с просьбой: «Возьмите моего сына Амара и научите русской грамоте. Он владеет монгольской грамотой». Амар стал служить в той канцелярии, занимаясь делопроизводством на монгольском языке, одновременно осваивая русскую грамоту и русский язык. При очередном посещении Селенгинской канцелярии Андахай заявил, что в разное время сюда прибыло множество его родственников и земляков – монголов, народу стало много, поэтому он хотел бы объединить их в самостоятельный оток. И получил на это согласие. Андахай образовал из представителей более чем двадцати мелких аймаков и родов единый оток под названием Подгородный оток. Главой этого отока стал зайсан Амар Андахайн. Они поселились на реках Ичетуй и Темник, где росли разные ягоды, и стали жить в этих прекрасных местах вместе с близкими родичами. На родине Андахая имеется много строительного материала: глины и камня. Тем временем двоюродный брат Андахая лама Санжа построил войлочный дуган, стал ширетуем и способствовал распространению буддийской религии. В 1728 г. Подгородному отоку было даровано золотое знамя.

В 1728 г. Амар участвовал в установлении границы между Россией и Китаем, оказал большую помощь русскому посланнику тайному советнику графу Савве Рагузинскому. За это по представлению Селенгинской земской канцелярии Амар Андахайн был утвержден императором Петром II главным зайсаном Подгородного рода. Каждый год ему полагалось жалованье в 45 рублей и 20 пудов муки.

За активное участие в перевозке грузов от Кяхты до перевала Шабхаин и за оказание помощи в установлении пограничных знаков Амар был удостоен ценных подарков и патентов, которые были вручены ему в Москве, в 1731 году 6 марта императрицей Анной Иоанновной. К прежнему ежегодному жалованью было добавлено 15 рублей, а потомки Амара были освобождены от податей и налогов.

Старший сын Амара Гунгар в 1757 г. стал главным зайсаном, второй сын комплект-лама Ринчин-Чойдор 16 мая 1814 г. указом Иркутского губернского правительства был утвержден да-ламой 1-го Гусиноозерского дацана. За оказание помощи духовной миссии, направляющейся в Китай, приказом Иркутского гражданского губернатора был отмечен похвальной грамотой 20 декабря 1823 г. за номером 5267. По предложению бандида-хамба-ламы Еши-Жамсына он был назначен на должность шанзодбы в Гусиноозерском дацане. В этой должности он был утвержден в 1831 г. указом Иркутского губернского правления.

Третий сын Ринчин-Чойдор Замбалына – Нансо в 1808 г. был утвержден главным шуленгой губернским правлением. За оказанную помощь духовной миссии в 1826 г. был отмечен серебряной медалью на алой ленте. Потомков Амара насчитывалось 16 душ. В аймаке Бодороя – 17 душ, в аймаке Сэнги – 9 душ. В аймаке Даши – 2 души. В аймаке Мухая – 21 душа.

Из ранее образовавшегося отока, куда вошли более 20 родов, сейчас образовалось 15 родов, в том числе казачий оток, состоящий из более 6 родов.

Западные роды - История шаманки Асуйхан. 1832 г.

Поскольку наши предки не имели различных книг, у них не было исторических хроник и родословных. Были ли буряты подданными монгольского Содо богдо-хана или нет – мы не знаем. Наши отцы и деды говорили, что они – подданные русского царя. Если следовать их рассказам, на северной стороне озера Байкал, у подножья горы Ундэр Мундарга обитали племена 18 атаганов и 20 хотогойтов. Согласно легенде, на той земле обитала наша прародительница шаманка Асуйхан, желавшая иметь детей: Однажды она нашла троих мальчиков, появившихся из морской волны: старшего звали Булагад, среднего Хоридой, младшего Эхирид. С детства, пока не повзрослел, Булагад сосал пуп сивого быка, а Эхирид с Хоридоем сосали пуп серого быка. Через много лет мать Асуйхан послала мальчиков за добычей. Повзрослев, они стали искусными охотниками. Мать Асуйхан к этому времени скончалась. Однажды Эхирид и Булагад пришли раньше времени в оток и держали совет: мы – единокровные братья, втроем накопили большое состояние, но все еще не создали семей, существует мудрая пословица: из одного полена не разжечь костер, одному человеку не создать семью. Поэтому разделив имущество, каждый должен попытать счастья в отдельности, как подобает мужчине. Они разделили имущество на три части и стали ждать третьего брата. Тем временем пришел Хоридой, выслушал их и рассердился, что имущество было разделено без его участия. Он не захотел взять свою долю мехов и отправился на остров Ольхон, что на озере Байкал.

Однажды, когда Хоридой жил на Ольхоне, с небес спустились на землю три лебедицы. Они превратились в небесных дев, сняли с себя одежду, украшения и стали купаться в озере. Хоридой, который сидел в тростниках, вышел оттуда и схватил одежду одной из них. И та не смогла улететь, осталась с ним. Они поженились. Появились у них 11 сыновей. Однажды жена-лебедица заявила: «С тех. пор, как мы поженились, у нас родились 11 сыновей, и когда же ты отпустишь меня полетать?». Когда муж отдал всю одежду, жена улетела, муж едва успел коснуться ее ног своими черными от сажи руками. Поэтому ноги у лебедей черные.

Говорят, 11 сыновей Хоридоя являются родоначальниками 11 родов хори-бурят.

Булагат был старше Эхирита на 7 лет и имел 6 сыновей. У Эхирита было 8 сыновей, все они стали жить самостоятельно. Они стали известны как шесть булагатских и восемь эхиритских родов. Значительно позже, когда на их земле установилась власть белого царя, они стали платить по 5 монет податей.

Говорят, в далекие времена между этими родами случился конфликт, который был улажен двумя представителями группы населения аймака Булагад и аймака Эхирид. По решению старейшин эту группу стали называть родом Баабай Хурамша.

Иркутская земская изба установила должность шуленги для булагатских и эхиритских родов. Говорят, что этот указ с тех Неспокойных времен остался и хранится в местном управлении. Некоторые представители родов Булагата и Эхирита поселились в долинах рек Худай и Унга. Говорят, из тех мест несколько десятков семей перекочевали на южную сторону Байкала в поисках земли и лучшей жизни по самым разным причинам. Если судить по устным преданиям, передаваемым из уст в уста, что случилось не более 200 лет и не менее 160 лет тому назад. Однако люди перекочевали сюда и в более поздние времена. Прибывшие не оседали крепко на одном месте, говорят, кочевали по многим речным долинам и по степи.

А теперь о том, что было после прибытия в эти места, куда они были прикреплены, какая у них была повинность и какие у них были предводители. Нет сведений о них до 1720 г. В те времена господствовал шаманизм, мало знали о религии Шакьямуни. Широкой популярностью пользовался праздник тайлган. В праздничные дни чтили прародителей, помня, что они являются потомками бурятских родов Эхирита и Булагата, шаманки Асуйхан и Буха-ноена. Рядом с усопшими клали лошадей, седла, узду, одежду, стрелы, деньги и пищу. После принятия ламаистской религии шесть родов барга-бурят сохраняли название шести бурятских родов.

О сайтах – родоначальниках и их происхождении.

В 1728 г. во время установления, границы с Китаем графом Саввой Владиславовичем главы всех шести отоков получили от земской канцелярии Селенгинского дистрикта документы, подтверждающие утверждение их в должности шуленг и зайсанов.

До 1763 г. отоки платили разные подати, по словам стариков, одни платили по 3 рубля, а другие по 2 рубля. В 1763 г. из подведомственных Селенгинских отоков для охраны границы были отобраны 2400 казаков, а оставшиеся должны были платить по 2 рубля с каждой души. Некоторые булагатские и эхиритские роды бурят, перекочевавшие в степь, на южную сторону Байкала, стали известны как отоки баабай хурамша, селенгинские харануты, затем разделились на два отока. Позднее появился отток иройских харанутов.

Далее пойдет речь о происхождении сайтов-родоначальников, их потомках, отоках, шоно, буумал, готол, алагуй, олзон.

Мату Шишийн из баабай-хурамшинского рода во время установления границы указом чрезвычайного посланника графа Саввы Владиславовича 4 июля 1728 г. был утвержден в должности шуленги своего отока, получил об этом удостоверение из земской канцелярии Селенгинского дистрикта. Его внук Тармай Бадаин в 1749 г. 19 января получил должность шуленги из Селенгинской воеводческой канцелярии. Его сын Аюша Тармайн в 1764 г. был утвержден пятидесятником пограничной канцелярией. Его сын Турэтэ Аюшин в 1780 г. занял должность пятидесятника. Его сын Ломбо-Цэрэн Турэтын 27 марта 1789 г. по ходатайству представителей отока был отозван с казачьей службы и указом пограничной канцелярии переведен в гражданское сословие и назначен зайсаном отока. Это назначение было подтверждено решением Верхнеудинского земского суда от 24 марта 1791 г. и решением Иркутского наместнического правления от 9 июля 1794 г За содействие, оказанное статскому советнику Лабе и переселенцам, он был награжден серебряной медалью. Затем по предложению всех глав и родоначальников 18 селенгинских отоков он был утвержден главным тайшей Иркутским правлением 23 ноября 1807 г. Ломбо-Цэрэн Турэтын и другие сайты-родоначальники сдали безвозмездно 200 пудов овечьей шерсти Иркутской государственной фабрике, за что он был награжден в 1809 году серебряной медалью на Анненской ленте. За активное участие во встрече 15 марта 1810 г. в Троицкосавске с министрами китайского императора, ванами и амбанями, был отмечен благодарственной грамотой. 31 мая 1811 г. за распространение хлебопашества Турэтын был возведен в ранг советника 12-й степени и награжден серебряной саблей. В том же году 21 июля был отмечен указом министра внутренних дел тайного советника кавалера Осипа Петровича Козинтавлева. За пожертвование 1030 рублей Верхнеудинской больнице в 1811 г. ему была объявлена благодарность. В 1815 году Турэтын получил благодарственные письма от императора, а в 1818 г. за заслуги в развитии земледелия удостоился императорской благодарности. В 1820 г. он подарил много коней, верблюдов духовной миссии, направлявшейся в Пекин. В декабре 1821 г. он отправился по делам 18 отоков в Иркутск и 2 февраля 1822 года в возрасте 45 лет Турэтын умер в этом городе.

Старший из его сыновей – Юмдэлэг по волеизъявлению родовых глав и сайтов всех 18 отоков был выбран главным тайшей. И мая 1822 г. он был утвержден в этой должности решением Иркутского губернского правления в возрасте 12 лет. В 1820г. за оказанную духовной миссии помощь был отмечен серебряным кортиком. Эту награду он получил 11 января 1826 г. вместе с благодарственным письмом Верхнеудинского окружного начальника надворного советника Лосева. Представители 18 отоков пожертвовали более 16000 рублей в казну Комиссии Сибирской инородческой управы. За оказание содействия Комиссии они получили благодарственные письма.

В июле 1832 г. тайша Юмдэлэг подарил Императорскому Казанскому университету книгу «Сокращенный молитвенник хутухты», напечатанный на монгольском языке. За оказание помощи Ковалевскому 16 декабря за № 1664 в Селенгинскую степную думу пришло благодарственное письмо на его имя от Совета Казанского университета.

По ходатайству статского советника барона Шиллинга и министра иностранных дел графа Иссидова указом императора от 14 января 1833 г. он был награжден серебряной медалью на Анненской ленте. Его младший брат Ринчин-Цэбэг в 1826 г. был отмечен благодарностью за оказание финансовой помощи духовной миссии, направлявшейся в Пекин.

За передачу рукописи сутры на тибетском языке «Цаг бум» через Ковалевского в подарок Казанской университетской библиотеке было получено благодарственное письмо от Совета университета 29 ноября 1832 г.

По решению глав 18 селенгинских родов – шуленг и зайсанов Ринчин-Цэбэг был избран заседателем в Селенгинскую степную думу. В этой должности он был утвержден Иркутским гражданским губернатором Цейдлером. Их отец был удостоен титула советника 12-й степени. В связи с этим его сыновья Юмдэлэг и Ринчин-Цэбэг были освобождены от повинностей и произведены в обер-офицеры. Такова характеристика из жизненного пути и деятельности. Они строго следовали заветам своих отцов и дедов, уважали обычаи и традиции народа, благословляли и молились богу.

В 1830 году вдвоем Юмдэлэг и Ринчин-Цэбэг подарили несколько лошадей духовной миссии, направлявшейся в Пекин. Во время установления границы с Китаем 4 июля 1728 г. по указанию чрезвычайного посланника графа Саввы Рагузинского Мату Шишийн – предок родового шуленги Банзаракцы Галсанова – удостоился должности родового шуленги. Его внук Тармай Бадаин 19 января 1749 г. получил должность шуленги от Селенгинской воеводческой канцелярии. Сына Тармая – Гэндэна 29 июля 1775г. пограничная канцелярия утвердила в должности шуленги. Его сын Галсан Гэндэнэй 8 августа 1795 г. был утвержден в должности шуленги Иркутским наместническим управлением. Его сын Банзаракца Галсанай указом Иркутского губернского правительства от 4 сентября 1808 г. был утвержден в должности главного шуленги отока баабай-хурамша. 7 марта 1818 года он был награжден серебряным кортиком. За оказание материальной помощи в 1820 г. духовной миссии, направлявшейся в Китай, верхнеудинский окружной начальник Лосев наградил его серебряной медалью на голубой ленте в 1826 году. В 1830 г. он подарил несколько лошадей духовной миссии. Его младший брат лама Чойван был утвержден в 1817 г. Иркутским губернским правлением в должности засак-ламы в Иройском дацане Чойдон Даржайлинг. За оказание финансовой помощи духовной миссии в 1830 г. Иркутский гражданский губернатор статский советник Цейдлер объявил ему благодарность. С 1830 г: по ходатайству представителен Иройского дацана он стал по совместительству исполнять обязанности донира при главном хамба-ламе монголобурят, последователей буддизма, живущих в степях на восточной стороне Байкала. Его младший брат старшина Цэбэг, оказавший добровольную финансовую помощь духовной миссии, направлявшийся в Пекин, удостоился в 1820г. благодарности, о чем и было сообщено Иркутским гражданским губернатором. Он недавно вновь оказал помощь духовной миссии. За финансовую поддержку духовной миссии в 1820 г. Цэрэмпил, сын старшего шуленги Банзаракцы, получил благодарность от императора. Его младший брат хуварак Чагдуржаб проходит обучение грамоте.

Анахай Машийн – предок зайсана отока Дампила Зангина за заслуги во время установления границы по предложению чрезвычайного посланника графа Саввы Владиславовича был удостоен звания зайсана земской канцелярией Селенгинского дистрикта. Его сын Дугариг Анахайн в 1753 г. был утвержден в этой должности в 1753 г. Селенгинской воеводческой канцелярией. Его сын Занги Дугаригай в 1782 г. стал исполнять обязанности зайсана В этой должности он был утвержден в 1793 г. Иркутским наместническим правлением. Его сын Дампил Зангин в 1807 г. был выдвинут на должность зайсана отока, а 14 сентября 1808 г. Иркутское губернское правительство утвердило его в этой должности. Его дядя Жамьян Дугаригай был утвержден в 1825 г. помощником главного шуленги отока.

Шоно Бадайн, предок зайсана Цокто Сампилына, в 1765 г. был утвержден в должности заргучея Селенгинской воеводческой канцелярией. Его сын Санжаа Шонын в 1788 г. был назначен заргучеем Верхнеудинской провинциальной канцелярией. Его сын Сампил-Доржо Санжаагай в 1808 г. был выдвинут на должность зайсана, но вскоре умер. Его дядя Тэгши Мушихын исполнял обязанности зайсана с 1809 по 1819 г. Его внук Очир Бадайн был избран на должность зайсана в 1820 г., умер в 1823 г. Сын Сампил-Доржо Цокто с того времени исполнял обязанности зайсана до 1830 г., а затем в 1831 г. был избран на должность зайсана и продолжает дело отца.

Количество народа в отоке баабан-хурамша.

Жирай Хурацайн из харанутского рода во время установления границы по указанию графа Саввы Владиславовича удостоился 4 июля 1728 г. должности зайсана от земской канцелярии Селенгинского дистрикта. Сын его Санби получил эту должность от Селенгинской воеводческой канцелярии. Зайсаном был его сын Очир. Сын Очира Одо был утвержден в должности зайсана Верхнеудинским земским судом. Сын Одо Галсан, будучи утвержденным в должности зайсана этим судом, в 1808 г. вторично был утвержден Иркутским губернским правительством. Во время написания летописи его внук Цог Доржин был утвержден в должности зайсана (в январе 1832 г.). Потомки Жирай Хурацайна насчитывают шесть поколений и с благословения Всевышнего продолжают исправно служить императору.

Мааша Хуриганай во время установления границы по указанию чрезвычайного посланника Саввы Владиславовича удостоился 4 июля 1728 года должности зайсана от Селенгинской земской канцелярии. Его сына Вахар Маашина Селенгинская воеводческая канцелярия утвердила в должности зайсана вместо отца. Его внук Зайсан Сандин получил должность шуленги от Верхнеудинской провинциальной канцелярии. Его сын Хубита Зайсанай был утвержден в должности шуленги Верхнеудинским земским судом. Его младший брат Тэгши Зайсанай в 1807 г. был избран иноверческим заседателем в Верхнеудинском земском суде от всех селенгинских отоков и начал исполнять свои обязанности с 1814 г. 17 июля 1816 г. Иркутское губернское правительство утвердило его в должности иноверческого заседателя и зайсана. За прилежное исполнение своих обязанностей в течение девяти лет Тэгши Зайсанай удостоился благодарности со стороны управления и своих соплеменников-сайтов.

Бурятские тайши и главы родов 11 хоринских родов и тайши 18 селенгинских, отоков, депутаты, главы родов 21 февраля 1820 г. были поощрены Верхнеудинским земским судом в четырехкратном размере.

В 1820 году Хуриганай оказал материальную помощь верблюдами и лошадьми духовной миссии, направляющейся в Китай, за что и был награжден серебряной медалью на алой ленте, а 11 января 1826 г. Верхнеудинский окружной начальник Лосев передал ему эту награду. В 1829 г. по представлению родовых глав-сайтов Селенгинского харанутского рода Иркутский гражданский губернатор утвердил помощника главного шуленги отока, а еще в 1820 г. по предложению всех глав-сайтов селенгинских отоков Иркутское губернское правление утвердило заседателя в Селенгинской степной думе.

В Селенгинском харанутском отоке насчитывалось 1485 душ, по сведениям 1831 г. Из них иройских харанутов 392. 1093 души Селенгинских харанутов состоят из двух отоков. На должность старшего шуленги был рекомендован сын прежнего зайсана Тэгши-Цэрэн-Дондоб. Ему было 18 лет. От зайсана Тэгши до Мааши Хуриганай насчитывалось 6 поколений, с благословения Всевышнего они прилежно исполняют свои обязанности. Из этого отока Гантаран Шиинданай получил чин есаула от земской канцелярии Селенгинского дистрикта. Его двоюродный брат – Водной Гаагын в 1763 г. был утвержден в должности зайсана. Его внук Турэтэ Мангадайн был утвержден главным зайсаном. Его двоюродный брат Унаган Арбилайн исполнял обязанности зайсана с 1807 по 1821 г. Родственник Бодноина – Сампил Дэлгэрэй в 1820 г. по представлению всех родовых сайтов был утвержден в должности депутата при конторе селенгинских отоков. В 1821г. Дэлгэрэй был утвержден в должности зайсана. После этого в 1826 г. сайты – родоначальники всех 18 селенгинских отоков рекомендовали его на должность заседателя степной думы, и в 1827 г. Иркутское губернское правление утвердило его в этой должности. В 1831 г. по Высочайшему указу в 18 селенгинских отоках работала государственная комиссия. За оказание содействия этой комиссии, посетившей места от речки Загустай до местности Дунда Шаргалжан, в июле того же года была ему объявлена благодарность.

Его сын Цэбэгжаб Сампилын был избран помощником главы отока харанутов. Сейчас ему 15 лет. От его отца зайсана Сампил Дэлгэрэй до предка Гантаран Шинданай шесть поколений. Из этого отока Нэхэй Балтын во время установления границы по рекомендации чрезвычайного посланника Саввы Владиславовича 4 июля 1728 г. был назначен шуленгой Селенгинской воеводческой канцелярией. Его сын Хангай Пэхэйн получил звание шуленги. Такую же должность занимал БаахарХаигайн. Его двоюродный брат Сампил Бунтын был утвержден в должности зайсана. Его внук Ганжур Дилдойн в 1802 году утвержден шуленгой, а позже, в 1821 г. занял должность зайсана. Начиная с Иэхэй Балтына пять поколений. С благословения Всевышнего род продолжается.

Тархундай Сартайн – предок главного шуленги иройского отока харанутов. Жамбал-Доржо Гомбын был утвержден в должности зайсана 31 декабря 1735 г. Его сын Сахулта-Цэрэн Тархундайн стал зайсаном в 1775 г., а в 1790 г. 'Верхнеудинский земский суд утвердил его в должности тайши. 10 июля 1794 г его сын Гомбо Сахултайн был избран тайшей отока. В 1804 г он получил чин 14 класса. Его сын Жамбал-Доржо в 1808 г был утвержден главным шуленгой Селенгинского харанутского отока. В 1818 г. был награжден серебряным кортиком. В 1820 г за оказание помощи лошадьми духовной миссии, направляющейся в Пекин, он удостоился благодарности. Его младший брат лама Хэмпэн в 1817 г. был утвержден в должности главного соржо Иройского дацана. После его смерти в 1832 г. лама Ринчин Жамбал-Доржин занял должность соржи.

Главным шуленгой отока алагуй являлся Гончог Лигдэнэй. Его предок – Иболга Абидын 4 июля 1728 г. был утвержден в должности шуленги, а 2 апреля 1752 г. в должности зайсана. Его родственник Цэрэн Дэлгэрэй в 1796 г. стал шуленгой. Его сын Лигдэн Цэрэнэй занял должность шуленги. В 1818 г. он был награжден серебряным кортиком. В 1820 г. за оказание помощи духовной миссии получил благодарность. Его сын Гончог Лигдэнэй в 1825 г. утвержден в должности шуленги. Его младший брат лама Вампил был гэбгуем в Иройском дацане.

Предок зайсана этого отока Днмчэг Цэдэнэй – Аюша Даржаин по представлению Верхнеудинского земского исправника капитана фон Свексона был утвержден 30 октября 1795 г. в должности тайши. В это время его двоюродный брат Цэдэн Тулин занял должность зайсана (1796 г.). Его сын Дансаран Цэдэнэй в 1814 г. был избран и утвержден депутатом Селенгинской конторы. За оказание помощи духовной миссии в 1820 г. был награжден серебряным кортиком. Его младший брат Лубсан Цэдэнэй. в 1817 г. был утвержден в должности нансо в Иройском дацане. Его младший брат лама Жамбал Цэдэнэй в 1820 г. был избран главным ламой в этом дацане. Его младший брат Димчин Цэдэнэй в 1826 г. стал зайсаном. Ламы Лубсан и Жамбал Цэдэнэй в 1820 г. подарили лошадей духовной миссии, за что им была объявлена благодарность. Их дядя лама Орбу Тогтохын в 1817 г. был утвержден в должности шанзодбы в Иройском дацане. Затем, в 1832 г. занял должность ширетуя этого дацана.

Главным шуленгой бумал-готолского рода является Шитэ Баярай. Его предок Одогон 24 декабря 1720 г. был утвержден в должности зайсана этого отока. Его сын Баяр в 1775 г. занял должность зайсана. В 1808 г. он был избран депутатом конторы Селенгинских 18 отоков. В 1804 г. он был отмечен серебряной медалью. Его сын Банзаракца Баярын 4 сентября 1808 г. был утвержден в должности главного шуленги отока. Его младший брат Шитэ Баярын в 1816 г. стал шуленгой вместо старшего брата. Он был награжден правительством серебряным кортиком. За оказание помощи духовной миссии в 1820 г. был награжден серебряной медалью на голубой ленте. Вручил ему эту награду окружной начальник Лосев. Его старший брат лама Норбу Баярай в 1814г. был утвержден главным соржо-ламой в Загустайском дацане Дэчин Рабжайлинг. В 1827 г. он стал ширетуем этого дацана. Его внук Ринчин Банзаракцын в 1825 г. занял должность помощника шуленги.

Предок зайсана этого отока Сундуй Галсанай – Морху Даба 14 июля 1728 г. был утвержден в должности шуленги Иркутской правительственной канцелярией. Его сын Сэрхэй Морхуин в 1731 г. стал шуленгой. Его сын Абата Сэрхэйн в 1756 г. получил должность шуленги. Его сын Гомбо-Цэрэн Абатын в 1775 году стал шуленгой. Его сын Дара исполнял обязанности шуленги. Его внук Сундуй Галсанай в 1807 г. был утвержден в должности шуленги, затем, в 1808 г. в должности зайсана. В 1818 г. был награжден серебряным кортиком. В 1820 г. главы всех отоков избрали его депутатом Селенгинской конторы.

В 1822 году вместо умершего главного тайши чиновника 12 класса Ломбо-Цэрэн Турэтына на эту должность был избран и утвержден его сын Юмдэлэг. Поскольку он не достиг совершеннолетия нужно было временно избрать правителя. Главы и сайты 18 селенгинских отоков избрали правителя сроком на шесть лет. Иркутское губернское правление утвердило правителя Сундуя Галсанай помощником главного тайши. Позднее за оказанную духовной миссии помощь он получил титул чиновника 14 класса. В 1825 г. ему была вручена грамота о присвоении этого титула. В 1829 г. заседатели, второй тайша, главные шуленги, помощники их, зайсаны и народ вынесли благодарность правителю за хорошее исполнение своих обязанностей. Его сын Цынгужаб в 1822 г. стал зайсаном. За оказанную духовной миссии в 1820 г. помощь ему была объявлена благодарность. Его младший брат лама Лубсан Цэрэн-Дондоб, состоящий на службе в 1-м Гусиноозерском дацане, пользуется большим уважением среди последователей религии. Он вместе с сыном Галсаном оказали материальную помощь духовной миссии.

Предок главного шуленги отока ользонов Борхон Сангажинай —Борхон Сангажинай был выдвинут на должность зайсана 12 августа 1799 г., а утвержден 4 сентября 1808 г. указом Иркутского губернского правительства. В 1818 г. был награжден серебряным кортиком. В 1820 г. за оказание помощи лошадьми духовной миссии был награжден медалью. После его кончины в 1828 г. внук Хорхото Аюшин по решению Иркутского правления был утвержден в должности шуленги.

Главным шуленгой отока шоно является Тангу Цогтын. Его предок Данчи Адагын 12 октября 1791 г. был утвержден в должности зайсана. Его сын Барта Данчин в 1803 г. был утвержден зайсаном по желанию сайтов и родовых глав был избран депутатом Селенгинской конторы. Его сын лама Чойван в 1826 г. был утвержден в должности да-ламы в Загустайском дацане. Младший брат Барты – Цогто Данчин в 1808 г. решением Иркутского губернского правительства был утвержден главным шуленгой. В том же году награжден серебряным кортиком. Из-за его преклонного возраста его сын Дашу в 1827 г. был утвержден в должности шуленги Иркутским губернским правлением. Он оказал помощь духовной миссии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Казанский университет в 1828 году направил кандидата О.М.Ковалевского и студента Л.В. Попова в Забайкалье для «изучения прежде всего монгольских языков и истории монголов». Находясь среди бурят почти пять лет они в совершенстве освоили монгольскую письменность и разговорный язык монгольских племен этого края, т.е. бурят-монголов. Ковалевскому также удалось посетить Монголию и Китай. Оба практиканта сдружились со многими представителями культуры, просвещения и религии нашего народа. С их помощью им удалось организовать переписку многих известных классических произведении на монгольском и тибетском языках и пополнить библиотеку Восточного разряда Казанского университета. Бурят-Монголия стала для них по существу новой родиной. Здесь началось формирование их как ученых монголоведов. Здесь были задуманы и частично написаны труды, посвященные монгольским языкам, монгольской истории и литературе, буддизму, которые положили начало новому этапу в развитии российского монголоведения.

Осип /Юзеф/ Михайлович Ковалевский /1801-1878/ продолжительное время заведывал кафедрой монгольской филологии Казанского университета, работал несколько лет ректором университета, а конце своей жизни являлся профессором Варшавского университета. Профессор О.М .Ковалевский - выдающийся монголовед, всемирно известный ученый. См.: Г.Ф. Шамов. Профессор О.М.Ковалевский. Очерк жизни и научной деятельности. Казань, 1983.

2. Религия Шакьямуни – это буддийская религия, получившая широкое распространение в наших краях с XVII века

3. Буринский /Кяхтинский/ трактат 1827 года, вступивший в силу в 1828 году, установил русско-монгольскую границу. Установление этой границы негативно сказалось на судьбе монгольских народом, на их традиционных многовековых взаимоотношениях. Оказавшись в пределах нескольких государственных объединении наши народы попали в полосу изоляции, в полосу прогрессировавшего ослабления этнических, историко-культурных и языковых связей. Нынешнее кризисное положение с бурят-монгольским языком и традиционной культурой нашего народа берет начало с того периода.

4. Хотогойты - один из западномонгольских родов. Многие представители этого рода, в частности Чингунжав, герой антиманьчжурской борьбы монголов начала XVIII века, происходили из данного рода

Говоря о переселившихся в Прибайкалье монгольских родах и XVII-XVIII вв., следует отметить, что история этого региона и его коренного населения - хоринских родов, эхиритов, булагатов и др. монголоязычных племен с древности являлась частью истории общемонгольского мира. Прибайкалье составляло часть монгольского сообщества. Велика была подвижность монгольских племен. Они нередко совершали перекочевки на дальние расстояния, что приводило к активным общениям друг с другом. В ходе подобных перекочевок часть рода или племени оставалась на новом месте.

Число переселившихся в XVII-XVIII вв. в Прибайкалье халха-монгольских и ойрат-монгольских племен и родов и влившихся в состав бурятского народа весьма значительно. Б.Бамбаев назвал 34 наиболее известных рода /См.: К вопросу о происхождении бурятского народа. Верхнеудинск, 1929/. С.П.Балдаев, собравший огромный материал по родоплеменному составу бурят, перечисляет 62 монгольских рода или группы /См.: Родословные предания и легенды бурят. Улан-Удэ, 1970,4.1/. Ц.Б.Цыдендамбаев пишет, что состав селенгинцев - выходцев из Монголии включает более 80 этнических элементов /Бурятские исторические хроники и родословные. Улан-Удэ, 1972, с. 242/.

5. Летопись «Бишыхан (Бичихан) запискэ» представляет собой коллективный труд, состоящий из более десяти исторических записок об отдельных родах селенгинских бурят-монголов. За исключением последней, II-й главы, эти записки посвящены истории проживания селенгинских родов в Монголии и об их выходе оттуда и переходе на российскую сторону, на территорию Прибайкалья. Последняя глава, составляющая одну треть всей работы, рассказывает об истории переходе отдельных родов западных бурят из Предбайкалья в Забайкалье, в долины реки Селенга.

В «Бишыхан запискэ» широко использованы народные предания, как говорится в летописи, сведения, переданные и передаваемые почтенными старцами, а также фольклорный материал. Бесспорно, в ходе составления исторических записок авторы их – именитые родовые деятели – обращались к историческим официальным документам, хранившимся в архивах и делах местных управ.

Из самой летописи трудно установить имена авторов, ибо в двух-трех местах сказано, что «повествование (о сартулах) это основано на записях Дулхэцэина», «все это (о I табангутах) скопировано из записей далекого предка главы рода Бадан Дархана»... В установлении авторства «Бишыхан запискэ» нам помогли сведения, содержавшиеся в монографии Ц.Б.Цыдендамбаева «Бурятские исторические хроники и родословные» и в других работах.

Авторами названной летописи являлись образованные, весьма авторитетные деятели селенгинских родов первой половины XIX в. Среди них селенгинский главный тайша Юмдэлэг (Дамби-Жалсан) Ломбоцэрэнов, занявший эту должность в 1822 г. малолетним (ему было 14 лет). При нем в течение шести лет правителем был Ниндак Вампилай, продолжительное время являвшийся вторым тайшей. Кроме Ниндак Вампилайна, в число авторов входили Юмдаша Буянтын (сонгольский род), Ешидоржо Галсанай (I табангуты), Банзаракца Гениндашын (Сартульский род), Цэдэб Гэсэрэй (род узонов), Дугаржаб Ленхобын (2-й табангутский род), Цэбэн Норбын (3-й табангутский род), щандзодба-лама Нинчинчойдор Замбалын (Подгородный род). Все они являлись родоначальниками - шуленгами и зайсанами.

Летопись «Бишыхан (Бичихан) запискэ» была составлена примерно в 1833 г.

 
Интересно? Поделись с другими:

Последние фото

Портрет Бориса Чередника. Холст, масло.
У ворот. Холст, масло.
Портрет А. Ванькина. Холст, масло.
Полдень на озере Зун-Торей. 2001 г. Холст, масло.
Снежный Кодар. 1999 г. Холст, масло.
Алханай. 2000 г. Холст, масло.

Последние материалы


Воскресенье, 14 Декабря 2014 01:54
Хиты 2078
Воскресенье, 14 Декабря 2014 00:53
Хиты 26737
Суббота, 29 Ноября 2014 17:38
Хиты 24581
Понедельник, 24 Ноября 2014 17:04
Хиты 24237
Понедельник, 17 Ноября 2014 00:00
Хиты 1716
Четверг, 16 Октября 2014 21:10
Хиты 26072
Суббота, 30 Августа 2014 10:13
Хиты 26223
Среда, 06 Августа 2014 23:26
Хиты 27245
Воскресенье, 27 Июля 2014 23:21
Хиты 2916
Пятница, 25 Июля 2014 21:40
Хиты 26787
Четверг, 17 Июля 2014 20:59
Хиты 26251
Воскресенье, 13 Июля 2014 13:36
Хиты 26452
Пятница, 11 Июля 2014 18:34
Хиты 3618
Пятница, 13 Июня 2014 15:01
Хиты 2659
Пятница, 30 Мая 2014 15:01
Хиты 2657

Карта посетителей



Кольцо Патриотических Ресурсов


 

Система Orphus


© 2016 . Все права защищены.